Тег: "карильон"

Мистика колоколов

от  

Мы были поражены, а рыжебородый, с пышной русой шевелюрой Джозеф Хаазен, явно довольный произведенным на гостей впечатлением, вдохновенно, со страстью выбивал из клавиатуры, паутиной стальных нитей связанной с языками колоколов и десятками разномерных молоточков, все новые и новые мелодии. Чудная, торжественная музыка наполнила всю округу. Одна мелодия сменяла другую. За произведениями великих мастеров эпохи Возрождения озорно ухнула над городом наша российская «Коробочка». Прозвучали этюды самого Хаазена. Казалось, что мы в деревянной комнатке, упрятанной меж гудящих колоколов, дубовых балок и каменных сводов старинной звонницы, парим в музыкальной стихии над нашей общей Землей, пораженные ее красотой и великолепием.
— Вы видите, колокола могут все. Им доступна любая мелодия, любое настроение,— увлеченно говорил Джозеф Хаазен. Было видно, что директор королевской школы, в недавнем прошлом высокочтимый муниципальный звонарь Антверпена, композитор, беззаветно влюблен в свое дело. Что игра на колоколах для него не столько профессия, сколько призвание и страсть. Он и поднялся с нами на звонницу, одетый как на праздник, в безукоризненном белом костюме.

На видео Йо Хаазен исполняет вторую прелюдию Матиаса ван ден Гейна, фламандского композитора, младшего современника Иоганна Себастьяна Баха. В русскоязычном интернете, помимо упоминания его сочинений, удалось найти лишь годы жизни: 1721—1785. Английская википедия и энциклопедия «Британника» добавили ещё немного информации.

Матиас ван ден Гейн родился 7 апреля 1721 года в Тирлемоне, австрийские Нидерланды (теперь Тинен, Бельгия). Умер 22 июня 1785 года в Лёвене (Бельгия). Органист, композитор. Он известен прежде всего сочинениями для карильона и органа, хотя он писал произведения и для клавесина. Его одиннадцать прелюдий (прелюдии I—X и прелюдия XI «Кукушка») являются в настоящее время одними из наиболее часто исполняемых на карильоне сочинений из-за их музыкальности и технической виртуозности. Ван ден Гейн родился в семье знаменитого фламандского колокольного мастера. Он переехал с семьей в Лёвен в 1726 году и, вероятно, получил свое первое музыкальное образование у аббата Дьедонне Райка, в то время исполнявшего обязанности органиста в коллегиальной церкви Св. Петра. Он заменил своего учителя на этом посту в 1741 году. После смерти городского звонаря был проведён публичный конкурс, на котором ван ден Гейн...

За ещё 81 слово энциклопедия «Британника» потребовала зарегистрироваться, сообщив номер банковской карты. Поэтому продолжение биографии композитора пока в тумане.

В 1995 году в архивах Католического университета Лёвена были найдены оригинальные рукописи одиннадцати прелюдий для карильона Маттиаса Ван ден Гейна. Открытие этих рукописей имело огромную важность для искусства карильона: наконец-то появились надежные первоисточники наиболее часто исполняемой карильонной музыки. Все известные до этого времени издания основывались на экземплярах, неоднократно переписывавшихся. Фонд Alamire Foundantion в 1997 году издал эти сочинения в двух томах.

И напоследок интрига.

Заметка, которую я цитировал в начале этого поста, продолжается вот так.

Сыграв еще несколько мелодий, Хаазен уступил место за клавишами своему ученику, Матиасу ван ден Гейну, до того почтительно следившему за игрой учителя. Невысокий и темноволосый Матиас готовился к выпускным экзаменам. Его ждет место городского звонаря в Лёвене, где собран замечательный колокольный «оркестр»—карийон. Такие карийоны существуют во многих бельгийских и голландских городах. С каждым годом их становится все больше — старинное искусство звонарей переживает как бы второе рождение. Особенная, ни с чем не сравнимая музыка колоколов завоевывает любовь и признание новых тысяч и тысяч людей. И все больше требуется истинных мастеров игры на колоколах. Наиболее известным и богатым историческими традициями местом подготовки таких мастеров и является королевская школа звонарей в бельгийском городе Мехелен. Она считается единственным в мире заведением такого рода.

«Карийон» — это другой вариант прочтения слова «карильон», а Мехелен во французской транскрипции — Малин, именно от его знаменитых колоколов на Руси появилось выражение «малиновый звон». Только вот появление Матиаса ван ден Гейна в роли ученика Йо Хаазена стало для меня полнейшей загадкой. То ли удачный спиритический сеанс, то ли в Бельгии растёт музыкант, которого назвали в честь знаменитого композитора, то ли... возможно, авторы статьи просто что-то напутали. Появился ученик и сыграл сочинение ван ден Гейна? В общем, история покрыта мраком и ждёт своих исследователей. Но колокола продолжают торжественно звучать в руках мастеров.

А о Йо Хаазене, который большую часть своей жизни посвятил возрождению искусства игры на карильоне — сначала в Бельгии, а теперь в Санкт-Петербурге, можно почитать вот здесь.