Рубрика: "Без рубрики"

«Мурка» из МУРа

от  


“Мурка” из Мура

 

Самая популярная песня ХХ века, которую принято считать чуть ли не гимном криминального мира, на самом деле не что иное, как песня о секретной операции ЧК. Маруся Климова – реальный персонаж, всю жизнь проработавшая в секретном подразделении ГубЧК, ГПУ, а потом и в НКВД. В тексте песни зашифрованы как загадки, так и ответы к ним. Главным остается вопрос о судьбе героини песни, Маруси Климовой…

Читать далее »

Оживший Босх Сары Смолл

от  

В начале...

... разумеется, многими веками позже Сотворения мира, если кто-то о нём подумал, — но всякая история имеет своё начало. Не исключение и наша.

Так вот, всё началось с фотосессий. Фотохудожница Сара Смолл (Sarah Small) решила изучить то, что спрятано глубоко внутри человека. Пригласив на съёмки множество моделей, Сара выстраивала из них живые картины, помещая персонажей в совершенно сюрреалистическую обстановку. (Сама художница называет её «бредовой».) Разнообразные сюжеты — самые разные проявления характеров и взаимоотношений; люди, мечущиеся между личным и публичным, между животным и человеческим, между эротическим и асексуальным — замирали перед объективом фотоаппарата.

Созданные работы пользовались большим успехом — и последовали новые сессии. В какой-то момент в студии появились зрители. Самые разнообразные их эмоции — беспокойство, возбуждение, беспечность, недоумение, смех, сопереживание — стали неотъемлемой частью работы.

Примерно в это время,в 2009 году, в сети появилось видеоприглашение на сессию, которую художница назвала «Живыми картинами» (Tableau Vivant), а чуть позже — и первый отчёт об этой сессии. (Видео можно посмотреть в большем формате, щёлкнув на логотипе Vimeo в нижнем правом углу или развернув изображение на полный экран.)

Перформанс сопровождался музыкой, жанр которой невозможно определить — что-то на стыке древнееврейских ветхозаветных песнопений и постмодернизма — в исполнении «Charming Hostess» и «Black Sea Hotel».

Трейлер следующей сессии получился ещё ярче и динамичнее.

Эксперименты эти оказались настолько удачными, что в мае 2011 года вылились в полномасштабный тщательно срежиссированный симфонический перформанс.

«Постмодерновый коллаж здесь не более, чем эстетический инструмент. Смысл действа сакцентирован на энергетике. Живой, неподдельной. Эпилепсирующее разнообразие людей всех форм, цветов и возрастов, блеск языков и плач, высвобожденный стенанием оркестра – Сара Смолл создаёт живые картины на грани мистерии. Даже такая прискорбная возня, как свадьба, становится оправданной на фоне того поэтичного треволнения, коим является перформанс Tableau Vivant of the Delirium Constructions».

В самом деле, в центре представления, в котором задействовано 120 моделей, не считая музыкантов и певцов, — вступающие в брак Сиддхарта и Александреа Диллон, Эдвин и Келли Деннис, а также решившие обновить свои брачные обещания Си Джей и Рене Фоллини.

Музыка Моцарта, перерастающая в вопли свадебных плакальщиц, величественные своды древнего храма, сюрреалистический антураж и причудливые изломы фигур, сошедшие с картин Иеронима Босха — всё это захлёстывает зрителя своей напряжённой энергетикой. И нагота одних и странные наряды других персонажей не кажутся чужеродными или раздражающими.

Художница на этот раз выступила в новом для себя амплуа: помимо создания сценария и режиссуры перформанса она стала автором значительной части музыкального ряда. И она же — один из ключевых солистов происходящего; это та девушка, которая мечется в инопланетном мирке перформанса в поисках своей судьбы.

Сейчас странный театрик миссис Смолл готовится к гастролям. Весной 2012 года перформанс будет исполнен в Нью-Йорке, а потом отправится в мировое турне.

Мы не ожидаем, что творения Сары Смолл вызовут бесспорный восторг у всех наших читателей. Кому-то они могут показаться пошлыми и провокационными, кому-то нелепыми и смешными. Но вспомните, что именно разнообразия чувств у зрителей — участников действия и добивается художница. И нам хотелось бы сохранить эту яркую иллюстрацию искусства двадцать первого века; эту попытку художников найти что-то новое, смешав в одной реторте живопись, фотографию и музыку. И быть может, нам с вами предстоит оказаться свидетелями рождения новой эпохи в искусстве.

Бурную дискуссию по поводу перформанса можно найти вот здесь: http://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=244949712209156&id=100000198460260

Моцарт в «Зазеркалье»

от  

Вольфганг Амадей Моцарт, концерт для кларнета с оркестром A-dur.
Запись с концерта 28 апреля 2011 года
Оркестр театра «Зазеркалье»
Дирижер — народный артист России Павел Бубельников
Солист — Виталий Сапуло

Женщины и музыка не имеют возраста

от  

Всё-таки это прекрасно и достойно занять место в нашем блоге! Перепевка битловского Let It Be. Запись 1976 года, в главных ролях Людмила Гурченко и Вахтанг Кикабидзе. Звук препаршивый, но это совершенно не мешает оценить потрясающую работу аранжировщиков. До чего хоральное произведение получилось!

Upd: Оказалось, что это один из номеров музыкальной постановки «Волшебный фонарь» из цикла программ «Бенефис» вот с такой историей.

Читать далее »

Мистика колоколов

от  

Мы были поражены, а рыжебородый, с пышной русой шевелюрой Джозеф Хаазен, явно довольный произведенным на гостей впечатлением, вдохновенно, со страстью выбивал из клавиатуры, паутиной стальных нитей связанной с языками колоколов и десятками разномерных молоточков, все новые и новые мелодии. Чудная, торжественная музыка наполнила всю округу. Одна мелодия сменяла другую. За произведениями великих мастеров эпохи Возрождения озорно ухнула над городом наша российская «Коробочка». Прозвучали этюды самого Хаазена. Казалось, что мы в деревянной комнатке, упрятанной меж гудящих колоколов, дубовых балок и каменных сводов старинной звонницы, парим в музыкальной стихии над нашей общей Землей, пораженные ее красотой и великолепием.
— Вы видите, колокола могут все. Им доступна любая мелодия, любое настроение,— увлеченно говорил Джозеф Хаазен. Было видно, что директор королевской школы, в недавнем прошлом высокочтимый муниципальный звонарь Антверпена, композитор, беззаветно влюблен в свое дело. Что игра на колоколах для него не столько профессия, сколько призвание и страсть. Он и поднялся с нами на звонницу, одетый как на праздник, в безукоризненном белом костюме.

На видео Йо Хаазен исполняет вторую прелюдию Матиаса ван ден Гейна, фламандского композитора, младшего современника Иоганна Себастьяна Баха. В русскоязычном интернете, помимо упоминания его сочинений, удалось найти лишь годы жизни: 1721—1785. Английская википедия и энциклопедия «Британника» добавили ещё немного информации.

Матиас ван ден Гейн родился 7 апреля 1721 года в Тирлемоне, австрийские Нидерланды (теперь Тинен, Бельгия). Умер 22 июня 1785 года в Лёвене (Бельгия). Органист, композитор. Он известен прежде всего сочинениями для карильона и органа, хотя он писал произведения и для клавесина. Его одиннадцать прелюдий (прелюдии I—X и прелюдия XI «Кукушка») являются в настоящее время одними из наиболее часто исполняемых на карильоне сочинений из-за их музыкальности и технической виртуозности. Ван ден Гейн родился в семье знаменитого фламандского колокольного мастера. Он переехал с семьей в Лёвен в 1726 году и, вероятно, получил свое первое музыкальное образование у аббата Дьедонне Райка, в то время исполнявшего обязанности органиста в коллегиальной церкви Св. Петра. Он заменил своего учителя на этом посту в 1741 году. После смерти городского звонаря был проведён публичный конкурс, на котором ван ден Гейн...

За ещё 81 слово энциклопедия «Британника» потребовала зарегистрироваться, сообщив номер банковской карты. Поэтому продолжение биографии композитора пока в тумане.

В 1995 году в архивах Католического университета Лёвена были найдены оригинальные рукописи одиннадцати прелюдий для карильона Маттиаса Ван ден Гейна. Открытие этих рукописей имело огромную важность для искусства карильона: наконец-то появились надежные первоисточники наиболее часто исполняемой карильонной музыки. Все известные до этого времени издания основывались на экземплярах, неоднократно переписывавшихся. Фонд Alamire Foundantion в 1997 году издал эти сочинения в двух томах.

И напоследок интрига.

Заметка, которую я цитировал в начале этого поста, продолжается вот так.

Сыграв еще несколько мелодий, Хаазен уступил место за клавишами своему ученику, Матиасу ван ден Гейну, до того почтительно следившему за игрой учителя. Невысокий и темноволосый Матиас готовился к выпускным экзаменам. Его ждет место городского звонаря в Лёвене, где собран замечательный колокольный «оркестр»—карийон. Такие карийоны существуют во многих бельгийских и голландских городах. С каждым годом их становится все больше — старинное искусство звонарей переживает как бы второе рождение. Особенная, ни с чем не сравнимая музыка колоколов завоевывает любовь и признание новых тысяч и тысяч людей. И все больше требуется истинных мастеров игры на колоколах. Наиболее известным и богатым историческими традициями местом подготовки таких мастеров и является королевская школа звонарей в бельгийском городе Мехелен. Она считается единственным в мире заведением такого рода.

«Карийон» — это другой вариант прочтения слова «карильон», а Мехелен во французской транскрипции — Малин, именно от его знаменитых колоколов на Руси появилось выражение «малиновый звон». Только вот появление Матиаса ван ден Гейна в роли ученика Йо Хаазена стало для меня полнейшей загадкой. То ли удачный спиритический сеанс, то ли в Бельгии растёт музыкант, которого назвали в честь знаменитого композитора, то ли... возможно, авторы статьи просто что-то напутали. Появился ученик и сыграл сочинение ван ден Гейна? В общем, история покрыта мраком и ждёт своих исследователей. Но колокола продолжают торжественно звучать в руках мастеров.

А о Йо Хаазене, который большую часть своей жизни посвятил возрождению искусства игры на карильоне — сначала в Бельгии, а теперь в Санкт-Петербурге, можно почитать вот здесь.